название
Причина и проявления созависимости
05.12.2017 0 0 admin

Причина и проявления созависимости

Наркомания / Наркотическая зависимость

Причина и проявления созависимостиПричина и проявления созависимости.

Причина созависимости всегда в детстве. Из-за каких-то дефектов воспитания у созависимых сформировалась низкая самооценка. В свою очередь в силу низкой самооценки какой-то частью личности созависимые как бы «застряли» в подростковом возрасте. Они забыли или не смогли дать ответы на главные, основополагающие вопросы подросткового возраста: «Кто я?», «В чем смысл моей жизни?», «Для чего я на этой Земле?», «Как я должен (должна) реализовать себя в жизни?». Вследствие того что нет ответов на указанные вопросы, вместо внутреннего «Я» («Я» — как личность) у созависимых формируется «слепое пятно», «вакуум», «пустота».

Созависимые как бы не видят самих себя в жизни. На вопрос: «Хотели бы Вы что-то изменить в своей жизни?» — созависимые отвечают: «Да! Чтобы муж (сын, дочь и т.п.) бросил пить». «Но позвольте! Он сам разберется, бросать ему или не бросать. А в своей жизни Вы хотели бы что-то изменить?» — «Да! Вот он бросит пить и у меня все будет хорошо!»

На вопрос: «В чем смысл вашей жизни?» — созависимые отвечают: «Спасти сына (мужа и т.д.)!» А если химически зависимый сам спасется? Пройдет специальное противоалкогольное лечение и будет жить трезво? Для созависимой это страшно! Как же. Она потеряет смысл жизни. Некого будет спасать!

Этот дефект личности созависимые пытаются восполнить личностью другого человека, личностью сына (мужа, брата, внука, дочери и т.п.). На уровне поведения это проявляется двумя вариантами — контролем или заботой. Смысл этого поведения такой: «Если я его контролирую, если я о нем забочусь, значит я востребована, значит я кому-то нужна, значит моя жизнь наполнена смыслом, значит я не зря живу на этой земле». Созависимые из-за низкой самооценки не представляют себе того, что их могут полюбить такими, какие они есть и просто за то, что они есть. Поэтому они пытаются заслужить или заработать любовь.

На основании вышесказанного созависимые разворачивают бурную деятельность. Контролируя другого или заботясь о другом они проявляют необычайную активность. Контроль и забота выражены чрезмерно, преувеличенно, гротесково, а иногда просто карикатурно. Это не просто контроль, а сверхконтроль! Тотальный контроль! Контроль за каждым шагом, за каждым движением! И это не просто забота, а сверхзабота! Забота до самопожертвования, забота до самоуничтожения! Такая забота, что «себе во всем откажу, а уж о тебе позабочусь».

При этом созависимых совсем не беспокоит, что их действия в отношении пьнства близкого человека неэффективны. Более того, их нисколько не волнует, что качество их жизни ухудшается, а он пьянствует все больше и больше. Они так увлечены процессом, что их не интересует результат. Они с таким азартом играют в эту занятную и всепоглощающую игру под названием «хронический алкоголизм», что совершенно забывают о провозглашенной ими же цели — трезвости в намеченные сроки. Когда же появляется необходимость оценить результат собственной деятельности, они успокаивают себя тем, что без них было бы еще хуже, что им удалось затормозить течение болезни, предотвратить какие-то страшные последствия. Однако в действительности все это они делают не для химически зависимого, а для самих себя. Это самый настоящий эгоцентризм. Созависимые делают все это для того, чтобы чувствовать себя вос­требованными, значимыми, незаменимыми. Именно в этом они пытаются убедить химически зависимого, самих себя и окружающих, когда утверждают, что «без меня он пропадет», «без меня он ни на что не способен в жизни», «без меня он глупенький, дурачок и не способен разобраться в том, что для него вредно, а что полезно».

В их словах есть доля правды, а точнее, они наполовину правдивы. Дело в том, что личность химически зависимого раздвоена. В нем уживаются два разных человека. Один — сильный, умный, хороший, ответственный, добрый. Это здоровая, нормативная часть личности. Именно таким его вырастили родители. Именно за такого выходила замуж жена. Именно таким он становится, когда полностью отказывается от алкоголя. Но появилась другая, болезненно измененная часть личности. Злой, жестокий, черствый, эгоистичный, глупый. Это — «алкогольная» субличность, это — болезнь. Но созависимые совершенно запутались. Они не представляют, в какой момент перед ними сын (муж), т.е. нормативная часть личности, а в какой — его болезнь, «алкогольная субличность». Любовь, внимание и заботу созависимые проявляют именно по отношению к болезни, «алкогольной субличности». Именно ее они холят, лелеют и взращивают. А применяя сверхконтроль, используют заведомо неэффективные меры, в чем и сами уже много раз убедились. В то же время здоровую часть личности они игнорируют, стараются не замечать, делают вид, что ее вовсе нет. Поэтому они по-своему правы. Утверждая, что «без меня он пропадет, без меня он не выживет», созависимые имеют в виду, что не выживет, пропадет «алкогольная субличность», что химически зависимому придется расстаться со своей болезнью. Подсознательно они опасаются «остаться не у дел» — некого будет спасать и контролировать. Созависимые неосознаваемо страшатся стать ненужными. Низкая самооценка — это та платформа, на которой строится весь комплекс созависимости. Все проявления и признаки этого состояния вытекают из этой причины.

5.1.1. Система ценностей созависимых.

У созависимых два пути: 1) заняться своим личностным ростом, реализацией себя как личности; а это путь новый, тернистый, сложный; 2) все тот же путь созависимости, где все привычно знакомо, где ничего не надо менять. Все та же многолетняя имитация борьбы с алкоголизмом близкого человека. Казалось бы, созависимые должны понимать, что это путь разрушительный, неэффективный и тупиковый. Они же должны видеть и понимать, что от их контроля и заботы химически зависимый страдает все больше и больше. Но созависимые предпочитают видеть только то, что они хотят видеть, и слышать только то, что они хотят слышать. Из всего спектра мнений о сложившейся в их семье ситуации созависимые склонны прислушиваться к мнению таких же созависимых, как и они. Мнение других, в чьих семьях нет созависимости, они считают ошибочным и неверным.

Выше уже говорилось о том, что созависимость всегда предшествует алкогольной болезни и является основным «пусковым» фактором для нее. Без созависимости алкогольная болезнь не может состояться. А если и состоится, то очень быстро угаснет. Для того чтобы болезнь прогрессировала, рядом с химически зависимым обязательно должен быть кто-то из созависимых. Это могут быть жена или родители, братья и сестры, дети, племянники и т.п. На каком-то коротком этапе функции созависимых могут выполнять сожительница, друзья, начальник на работе и др.

Созависимые приняли на веру ложную систему ценностей, где на первом месте абсолютизация собственного волевого контроля за пьянством близкого человека и забота о ближнем невзирая на результат. Они убеждены, что одним лишь волевым усилием способны изменить законы природы, например, законы природы человека, по которым развивается алкогольная болезнь. Родные и близкие пациента полагают, что, наращивая волевое противодействие, они способны затормозить течение болезни или предотвратить какие-то страшные последствия. Созависимые тешат себя мыслью о том, что они заняты очень нужным и важным делом — заботятся о близком и спасают его от беды. Результат этой заботы предугадать несложно: алкогольно-зависимый страдает все больше и больше, страдают как другие члены семьи, так и сами созависимые.

Для того чтобы защитить ложную систему ценностей, созависимые используют все способы психологической защиты: рационализацию, проекцию, вытеснение, минимализацию и иные, но более всего отрицание. Этот способ защиты очень похож на анозогнозию алкогольно-зависимых. Созависимые склонны перекладывать ответственность за происходящее в их жизни на других: «Вот если бы он не пил, мы так хорошо бы жили!»; «Он пьянствует, потому что его друзья спаивают» и т.д. И никогда созависимые не скажут, что «Он пьянствует, потому что я не хочу действовать достаточно эффективно»; «Он пьянствует, потому что я до сих пор не выполнила два простых действия — не обратилась за помощью к специалисту, а если и обратилась, то не захотела выполнить его рекомендации по преодолению созависимых отношений». Они отрицают свою роль в картине этой болезни: «Он пьет, лечиться не хочет, а я что могу сделать?» или «Зачем мне лечиться? У меня же нет проблем с алкоголем». Созависимых страшит личная ответственность за происходящее в семье. Они отказываются рассматривать ситуацию через призму личной ответственности и предпочитают представлять себя жертвой обстоятельств. Вместо: «Я позволяю ему пьянствовать» — они говорят: «Он пьянствует больше и больше». Они с охотой и готовностью берут на себя ответственность за процесс (контроль или заботу), но наотрез отказываются брать на себя ответственность за результат: «Я уже по-всякому пробовала на него влиять, но он пьет еще больше и страшнее». И она действительно пробовала «по всякому»… кроме одного — выполнения рекомендаций лечащего врача по коррекции созависимости. Вместо этого она обращается к колдунам, знахарям, экстрасенсам, парапсихологам, врачам других специальностей (не наркологам). Когда же обстоятельства вынуждают обратиться к специалисту, она готова сотрудничать до определенного момента. Но как только врач касается темы преодоления созависимых отношений, она прекращает все контакты, разочаровывается в нем и вновь начинает искать специалиста с «волшебной палочкой», успокаивая себя тем, что «уже все перепробовала». Защитная формула «проблемы не у меня, а у моего мужа (сына, внука и т.д.)» позволяет переложить ответственность за свои неудачи на его плечи.

5.1.2. Несимметричность отношений и семейный секрет.

Между тем болезнь прогрессирует, качество жизни ухудшается, а химически зависимый пьянствует все больше и больше. Не видя возможности эффективно контролировать трезвость близкого человека, созависимые тем не менее наращивают волевые усилия по контролю. При этом они утрачивают контроль над своими чувствами, своим поведением и всей своей жизнью. Созависимые «ставят на себе крест». Они плохо питаются, неважно одеваются, мало спят, недостаточно отдыхают, не занимаются удовлетворением своих потребностей, не следят за своим здоровьем. Мало того, что они не уделяют внимания самим себе, так они обделяют своим вниманием других членов семьи на том основании, что «у них и так все хорошо».

Стремление к установлению деструктивных отношений становится навязчивым и даже компульсивным. В запущенных случаях поведение созависимых становится похожим на поведение психически нездорового человека.

Болезнь близкого человека становится центром семьи. Самочувствие всех ее членов связано с проявлениями болезни. Если алкогольно-зависимый пришел пьяный, значит в семье крики, скандалы, ругань — всем плохо. Если пришел трезвый — всем хорошо, у всех праздник. В здоровой функциональной семье нет фиксированного центра семьи: сегодня главное — проблемы дочери, потом — сына, потом — бабушки, затем — брата, мои, мужа — до каждого дойдет очередь. А в дисфункциональной, созависимой семье все подчинено проявлениям болезни.

Отношения в созависимой семье становятся несимметричными. Алкогольно-зависимый отдает семье все меньше и меньше, а получает все больше и больше. Происходит перераспределение обязанностей. По мере прогрессирования болезни химически зависимый постепенно одну за другой складывает с себя обязанности взрослого члена семьи, и все, что он с себя склады­вает, взваливают на себя созависимые. Вот он перестает участвовать в домашних делах, а жена или родители говорят: «Ничего, мы сами будем все делать по дому». Вот он перестает приносить в дом половину зарплаты, а жена и родители успокаивают: «Ничего, мы сами устроимся на работу и будем зарабатывать деньги». Вот он перестает заниматься воспитанием своих детей — «Ничего, мы сами будем твоих детей растить и воспитывать». Он вообще бросает работу, а жена и родители — «Ничего, мы себе во всем откажем, а уж о тебе позаботимся!» Алкогольно-зависимый с удовольствием садится на подставленную шею и хорошо себя чувствует — созданы идеальные условия для пьянства.

Личность химически зависимого раздвоена, о чем говорилось выше. Алкогольная «субличность» требует, чтобы «не выносили сор из избы», чтобы алкогольная проблема не обсуждалась нигде и ни с кем. Созависимые, боясь потери близкого человека, общественного осуждения, идут на поводу у болезни. Из алкогольной болезни делают семейный секрет. Созависимые скрывают проблему или лгут. Не обсуждают проблему с начальством на работе сына (мужа), страдающего алкоголизмом, в школе, где учатся его дети, в отделе по защите прав несовершеннолетних, в милиции. Не обсуждают даже с врачом психиатром-наркологом. Лгут детям: «Папа пришел пьяный, потому что на работе устал». Лгут начальнику по месту его работы: «Он на работу не выйдет, так как грибами отравился». Лгут всем и даже самим себе, что когда-нибудь он «возьмется за голову, одумается», что болезнь сама по себе «испарится», излечится без лечения. Семейный секрет ведет к изоляции семьи — рвутся социальные связи, к семейной деградации, а в итоге — к распаду семьи.

При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.073 сек.)

Основные характеристики созависимости Основные характеристики созависимости
Основные характеристики созависимости. это может вам помочь Миниатюрный проектор, отличное решение для преподавателей Перенос и демонстрация
Книги о созависимости Книги о созависимости
Книги о созависимости. Ниже приведены ссылки на книги о созависимости доступные для скачивания: Берри Уайнхолд, Дженей Уайнхолд –
Созависимость при алкоголизме и наркомании - Москаленко В Созависимость при алкоголизме и
Созависимость при алкоголизме и наркомании - Москаленко В. - Пособие для врачей. Созависимость — мучительное состояние для страдающего ею (подчас
Читать онлайн Созависимость Читать онлайн Созависимость
Читать онлайн "Созависимость — умение любить [пособие для родных и близких наркомана, алкоголика]" автора Зайцев Сергей Николаевич - RuLit - Страница
Основные проявления созависимости Основные проявления созависимости
Основные проявления созависимости. все правильно спасибо. В описании к моему каналу Вы можете узнать как скачать все курсы Aлeкca Мэя через
Созависимость в семье Созависимость в семье
Созависимость в семье. Наркомания, также как и любая другая зависимость, всегда развивается в контексте. Так же, как животным и растениям требуется
Комментарии (0)
Добавить комментарий