название
Реабилитация в наркологии: новое
18.06.2017 0 0 admin

Реабилитация в наркологии: новое

Зависимость от наркотиков / Кодирование от наркотиков

Реабилитация в наркологии: новоеРеабилитация в наркологии: новое — или вспомним старое?

Организаторы здравоохранения поставили задачу создать в регионах т. н. центры или отделения реабилитации для наркологических пациентов. Но идея, как это бывает, опередила законодательный уровень: еще нет положения о таких центрах, которое учитывало бы интересы граждан и государственных органов, отвечающих за финансирование, регистрацию, организацию проживания и сам процесс реабилитации. Нет пока и единого понимания целей и задач реабилитации в наркологии, не отработаны технологии на достижение высоких результатов.

Непросто восстановить человека, злоупотребляющего спиртным. Уровни ремиссий среди людей, зависимых от алкоголя, последние 40 лет не меняются: до.

1 года — от 14% до 40%, свыше 2 лет — около 10%. Некоторые ученые полагают, что многие виды и формы лечения пациентов с алкоголизмом одинаково эффективны: ремиссия 6–12 месяцев наступает у 30% человек (Orford, 1985). Лишь при организации особых форм помощи, а именно устойчивых, постоянно действующих под руководством специалиста терапевтических сообществ, годичные ремиссии увеличиваются до 70% (Г. М. Энтин, 1979).

Понимание условий, в которых формируются ремиссии, позволяет принять верные организационные решения и правильно распределить бюджетные средства (финансируются только программы, чья эффективность превышает уровень спонтанных ремиссий в континууме пациентов).

От установки до «остановки»

Следует различать понятия «лечение» и «реабилитация» больного с синдромом зависимости от психоактивных веществ (ПАВ).

Под лечением понимается медицинское (научно обоснованное) вмешательство для нормализации функционирования организма больного, а также формирование нового (правильного) отношения ко всему, что связано с ПАВ.

Реабилитация — возвращение адекватного социального статуса (если он утрачен во время недуга) либо придание нового. Человек должен быть способен к самостоятельной жизни без употребления ПАВ, к общественно-полезному труду, самообразованию и развитию; вновь научиться нормально жить в семье и социуме.

Точки приложения в лечении — организм, тело, психика; основным оператором выступает врач, частично — психолог. А в реабилитации — установки, цели и смысл жизни, поведение, навыки и умения больного. Здесь основного оператора нет, но есть разные специалисты и факторы влияния (врач, психолог, соцработник, средний и младший медперсонал, параспециалист, педагог и воспитатель, мастер производственного обучения, организованные группы и сообщества, среда обитания и т. д.).

С момента создания наркологической службы (в СССР специальность «наркология» появилась 37 лет назад) все понимали, что просто медицинского, «лечебного» подхода мало. Были попытки комбинировать лечение и реабилитацию (например, в ЛТП и нар-

кологических отделениях при промышленных предприятиях). Но ЛТП из-за специфики системы МВД стояли особняком, а опыт вторых незаслуженно забыли.

Сегодня можно выделить следующие виды наркологической помощи:

детоксикация; купирование осложнений злоупотребления ПАВ (судорожный синдром, психозы, соматические осложнения и т. п.); биологическое лечение, направленное на достижение трезвости, в рамках стационарной, полустационарной и амбулаторной помощи; психотерапия в различных форматах, имеющая одну цель — трезвость; отдельные элементы реабилитации в стационарных «реабилитационных» центрах.

Кроме того, реабилитационный процесс идет фактически стихийно в группах само- и взаимопомощи (например, Анонимных Алкоголиков) и более сознательно и организованно — в.

реабилитационных центрах под эгидой религиозных организаций или терапевтических сообществ (таких, как «Оптималист» и «Ковчег»).

В настоящее время большинство наркологических пациентов нуждается в лечении и лишь немногие — в реабилитации. Но есть люди, которым необходимо и то, и другое.

Следовательно восстановительных программ должно быть несколько, как и типов реабилитационных структур (центров).

Принципы выделения этих групп очевидны. Несмотря на общность симптоматики, жизненный опыт, уровень общего и профессионального образования, особенности психологии и мировоззрения пациентов существенно отличаются. А это значит, что терапевтические и реабилитационные программы, даже организация конкретных центров не должны быть как близнецы-братья. Для групп пациентов, сформированных на основе оценки их реабилитационного потенциала (Т. Н. Дудко, 2008), следует предусмотреть отдельные терапию и реабилитацию.

В колхоз… на реабилитацию.

Во времена СССР наркологические отделения при промпредприятиях обладали всеми признаками реабилитационных центров (люмпенизированный контингент, длительное пребывание — от одного месяца до нескольких лет, овладение новыми профессиями и трудоустройство, налаживание личной жизни). Но исчезли подобные отделения вместе с крахом социалистической экономической модели.

ЛТП не имели ключевых признаков реабилитационных центров, ведь больные не готовились переходить к трезвой жизни. В 1991 году я был одним из инициаторов сохранения системы ЛТП в Беларуси и соавтором Закона «О мерах принудительного воздействия в отношении хронических алкоголиков и наркоманов, систематически нарушающих общественный порядок или права других лиц». Из указанного документа изъяли как бессмысленное понятие «принудительное лечение», ввели другое — «медико-социальная реабилитация», но, к сожалению, не наполнили его ничем. ЛТП остались учреждениями для временной изоляции наиболее одиозных больных, но не для их реабилитации.

Пожалуй, последняя организована лучше всего в Германии. Граждане, не нуждающиеся в реабилитации, получают помощь в учреждениях здравоохранения (финансирование — медицинское страхование). Те, кто утратил работу, место жительства, собственность, полезные социальные связи, могут пребывать в реабилитационных центрах (финансирование — смешанное: инфраструктура, принадлежащая общественной организации, например церкви, финансируется пенсионными фондами больных, специальными фондами земель или бунда, частными пожертвованиями). Полный срок пребывания до 3 лет, режимы различны — от закрытого общежития в начале реабилитации (куда больные поступают и по решению суда) до проживания в социальных квартирах под контролем персонала.

Безусловно, это не дешевая инфраструктура. Под Бременом я наблюдал целое поселение, где постоянно проживали больные алкоголизмом (полная инфраструктура небольшой деревни). Несомненно, это эффективно и гуманно, но Беларусь такое пока не потянет финансово.

В Нидерландах, Испании и других странах реабилитационные центры в основном предназначены для наркоманов и алкоголиков. Обеспечение может быть из бюджета, за счет больных и их родственников, общественных организаций. Структура и методы работы таких центров частично могут быть воспроизведены в Беларуси при наличии адекватной материально-технической базы и подготовленного персонала.

Более 10 лет в стране развиваются — преимущественно для молодых наркоманов — реабилитационные центры, созданные общественными (прежде всего религиозными) организациями. Есть такой в деревне Островшицы Светлогорского района. Его основала городская миссия (социально-христианская служба) немецкого города Тюбингена в сентябре 1997 года. Сначала персонал входил в контакт с наркопотребителями, проводя нечто вроде out-reach work. Затем организовали мастерскую трудовой терапии (дневной стационар) в Светлогорске. Стали брать наркоманов в свое общежитие. В 1998–1999 гг. выкупили и отреставрировали (силами больных) здание школы в деревне Островшицы (17 км от райцентра). В мультидисциплинарную бригаду входит теолог (руководитель программы), психолог и несколько соцработников. Характерно отсутствие медработников — для них нет точки приложения. Это не лечебный, а реабилитационный центр, где решают не медицинские, а психологические и социальные вопросы. Финансирует проект Германия.

Незаслуженно забыт опыт организации реабилитации больных алкоголизмом Брестского областного наркологического.

диспансера и колхоза «Память Ильича». В конце 1980-х–начале 1990-х годов сельхозпредприятие предоставило несколько домов и рабочие места для больных алкоголизмом, которых направлял и курировал персонал Брестского ОНД. Это и была настоящая реабилитация наркологических больных, естественная, органичная для Беларуси.

«Коммуна» зависимых — надежное подспорье.

Основные направления реабилитационных программ:

диагностическое (включает первичную медицинскую, психологическую и социальную диагностику, а также перманентное отслеживание состояния больных); биологическая терапия — детоксикация (в условиях работы реабилитационного центра), медикаментозное поддерживающее лечение (например, при субдепрессивных состояниях или соматических заболеваниях); терапия пролонгами; психотерапевтическая помощь — спектр накопленных человечеством и разрешенных к использованию в медучреждениях вербальных и невербальных техник, методик и способов воздействия на психику; конкретные используемые техники и методики в каждом реабилитационном центре будут зависеть от подготовки и выбора персонала, но в любом случае предпочтение следует отдавать когнитивно-бихевиоральным подходам; милье-терапия (особым образом организованное пространство пребывания), режим труда и отдыха; программа 12 Шагов Анонимных Алкоголиков или Анонимных Наркоманов; физиотерапия, физкультура, спортивные игры; приобщение к архетипическим ценностям и формам поведения — работа на земле (преобразование ландшафта, посадка и уход за растениями), в мастерских (создание артефактов, арт-терапия); уход за животными; обучение — компенсация недостатка школьного образования, самообразование, санитарное просвещение и т. д.; поиск и стимулирование креативных способностей больных.

Весьма значимое направление реабилитационного процесса — моделирование мышления и поведения по образцу. Мозг, замутненный алкоголем или наркотиком, не может сразу научиться правильно мыслить, а человек — правильно себя вести, повысить уровень образования и социализации, научиться распознавать опасные признаки болезни и автоматически их устранять. Но он способен эффективно имитировать нормальное поведение, подражать тем, кто уже прошел долгий путь сознательной трезвости и восстановил свой социальный статус. Имитация и подражание ускоряют формирование истинных мировоззренческих установок и безопасного поведения.

Программы должны создаваться под конкретные реабилитационные центры, с учетом специфики контингентов, подготовки персонала, дислокации, уровня финансирования и т. д.

При всей заманчивости и необходимости развивать реабилитацию наркологических больных в Беларуси, надо понимать, что многочисленные реабилитационные центры сильного влияния на показатели состояния здоровья населения республики не окажут. Это связано с несопоставимостью числа больных и мощностей помогающих структур: в Беларуси почти 200 тыс. человек страдают алкоголизмом II стадии, большинство из них имеют какие-либо медицинские осложнения или существенные социальные проблемы (иначе они не попали бы в регистр наркологической службы). Понятно, что 200 мест в реабилитационных структурах (больше и не удастся создать из-за экономических причин и дефицита кадров) не сыграют существенной роли в восстановлении социального статуса десятков тысяч больных. Реабилитационные центры сегодня очень даже нужны: страна должна иметь полный набор моделей помощи таким людям.

Активнее следует вовлекать общественные организации, оказывать им финансовые преференции, что будет значительно дешевле для государства и лучше для пациентов. Проще и экономнее создать «коммуну» зависимых на 15 мест где-нибудь в деревне (особенно, если помогут местные власти), чем развертывать полноценное наркологическое отделение в психиатрической клинике или ЦРБ.

Татьяна Г., 38 лет, медицинская сестра. Родителей и старшего брата потеряла в 20 лет из-за их пьянства. Они же и пристрастили ее к рюмке в подростковом возрасте: клинический алкоголизм (псевдозапойное пьянство с высокой толерантностью) развился в 16 лет. Тем не менее Татьяна сумела окончить медучилище в Минске, работала в стомполиклинике, вышла замуж, родила сына. Супруг также пил. В 1999 году после короткого стационарного лечения в Республиканской клинической психиатрической больнице проходила реабилитацию в терапевтическом сообществе «Ковчег» ( некоммерческая реабилитационная программа под руководством врача-психиатра-нарколога.

и психотерапевта В. Иванова . — Прим. ред.). Последние годы сохраняет трезвый образ жизни, поменяла квартиру на более благоустроенную, купила машину, недавно снова вышла замуж за человека, не употребляющего алкоголь, продолжает трудиться в поликлинике. Активно участвовала в движении Анонимных Алкоголиков, в разовых благотворительных акциях по трезвому образу жизни; выступала в СМИ, рассказывая о своем жизненном опыте.

Инна К., 52 года, инженер-строитель. Отец алкоголик, мать умерла в психиатрической больнице. Инна много лет страдала от тяжелой формы алкогольной зависимости, потеряла работу, семью. В 2000 году после короткого стационарного лечения в Республиканской клинической психиатрической больнице несколько лет проходила реабилитацию в терапевтическом сообществе «Ковчег». Не пьет 12 лет, за эти годы восстановила старую семью (муж, прежде злоупотреблявший алкоголем, под влиянием Инны сохраняет трезвость 10 лет; сын не пьет). Женщина получила второе высшее образование (психолог), успешно трудится в системе образования и здравоохранения.

Наталья Т., 53 года, образование среднее . С мужем и старшим сыном страдали алкогольной зависимостью много лет. Неоднократно лечилась в Минском городском наркологическом диспансере, но ремиссий не было. В 2000 году пришла в терапевтическое сообщество «Ковчег», с тех пор сохраняет трезвость. Работала в лифтовом хозяйстве, после интеграции.

в сообщество нашла прибыльную работу, а через 5 лет трезвости начала регулярно ездить за границу, устраивалась управляющей домом. Купила квартиру в Фаниполе, рассталась с пьющим мужем.

Владимир Иванов, заведующий 21-м наркологическим реабилитационным отделением РНПЦ психического здоровья.

Реабилитация больных алкоголизмом Реабилитация больных алкоголизмом
Реабилитация больных алкоголизмом. Реабилитация алкоголика - что нужно знать! Вылечить алкоголизм – трудная задача, но еще труднее вернуть
Квалификационные тесты по - наркологии Квалификационные тесты по - наркологии
Квалификационные тесты по наркологии. Наркомании и токсикомании (часть 5) Материалы, размещенные на сайте, являются проверенной информацией от
Чем человеку могут помочь клиники наркологии? Чем человеку могут помочь клиники
Чем человеку могут помочь клиники наркологии? Клиники наркологии. Наркологическое отделение – это место, где опытные специалисты могут помочь
Реабилитация наркозависимых в Сочи – чрезвычайно сложно, но все же возможное дело! Реабилитация наркозависимых в Сочи –
Реабилитация наркозависимых в Сочи – чрезвычайно сложно, но все же возможное дело! Центр "Здоровый Сочи", задачей которого является полная
РЕЗУЛЬТАТЫ ВНЕДРЕНИЯ СТАЦИОНАРНОЙ ЛЕЧЕБНО-РЕАБИЛИТАЦИОННОЙ ПРОГРАММЫ «РЕШЕНИЕ» ДЛЯ БОЛЬНЫХ АЛКОГОЛИЗМОМ РЕЗУЛЬТАТЫ ВНЕДРЕНИЯ СТАЦИОНАРНОЙ
РЕЗУЛЬТАТЫ ВНЕДРЕНИЯ СТАЦИОНАРНОЙ ЛЕЧЕБНО-РЕАБИЛИТАЦИОННОЙ ПРОГРАММЫ «РЕШЕНИЕ» ДЛЯ БОЛЬНЫХ АЛКОГОЛИЗМОМ. Наркологическая больница № 19 Комитета
Рабочая программа по психиатрии-наркологии (наименование дисциплины) для специальности Рабочая программа по
Рабочая программа по психиатрии-наркологии (наименование дисциплины) для специальности. Методы обследования больных наркологического профиля. ^
Комментарии (0)
Добавить комментарий